Научно-исследовательская база данных » Центральный федеральный округ » Андрей Петушков: Казаки не покупаются и не продаются

 

 

 

Андрей Петушков: Казаки не покупаются и не продаются

Дата публикации: 24.05.2013, 22:09, просмотров: 1623

8 июня Тверское станичное казачье общество проведет очередной отчетно-выборный круг. Слово «очередной» не должно сбивать с толку: на круге будет обсуждаться очень важный вопрос: ни много ни мало – будущее тверского казачества. И впервые за долгие годы будет сделана попытка объединить казаков, работавших до этого момента в атмосфере разобщенности и междоусобиц.

Чем живет тверское казачество и почему его нужно срочно консолидировать? Этот вопросы мы задали атаману Тверского станичного казачьего общества Андрею Петушкову, интервью с которым предлагаем читателям «КС».

- Андрей Юрьевич, возглавляемое вами общество не раз оказывалось героем новостей. И новости эти были то скандального, то печального толка. У журналистов в итоге сложилось впечатление, что ТСКО с утра до ночи отбивает нападки  рейдеров от казачества…

- Это так. ТСКО несколько лет назад объявили войну. И самое печальное, что ведут ее люди, именующие себя казаками.

В 2008 году на круге атаманом Тверского станичного казачьего общества был выбран Алексей Чугунов, я – товарищем атамана. По казачьим традициям переизбрать атамана может только круг: на нем право высказаться имеют все казаки – от старших до рядовых. Но произошла удивительная, невероятная вещь: на Совете атаманов (мы его теперь называем «техническим кругом») было объявлено о том, что Чугунов добровольно сложил с себя атаманские полномочия. И по-быстрому, в нарушение всех традиций и уставов, атаманом выбрали меня. Пикантная деталь: я и Чугунов узнали о случившемся в последнюю очередь. Ситуация описывается поговоркой: без меня меня женили.

Мы прекрасно понимаем, кем, почему и зачем была проведена «силовая» смена руководства в ТСКО. Чугунов слишком явно выражал недовольство деятельностью руководства Тверского окружного казачьего общества, не раз задавал неудобные вопросы атаману Игорю Павлову и его заместителю Александру Степанову – вот и попал в немилость. Может быть, эти люди надеялись, что я буду сговорчивее, соглашусь на роль «карманного» атамана, которую мне упорно навязывали? Но они ошиблись. Казаки не покупаются и не продаются. Проект «Петушков» провалился, и теперь на меня, как некогда на Чугунова, ведутся атаки. Уже была попытка собрать очередной «технический круг» и отстранить меня от дел в обход мнения правления, старейшин и рядовых казаков. Непокорное ТСКО пытаются утопить не только административными, но и экономическими мерами.

- О каких мерах идет речь?

- Тверское станичное казачье общество в свое время заключило договор об аренде помещения на Зеленом проезде, принадлежащего муниципалитету. Здесь планировалось открыть казачий культурный центр: часть помещений была отведена под штаб, часть – под занятия спортом и проведение культурно-просветительских мероприятий.

Все это время у нас на Зеленом был «замечательный сосед»: по устной договоренности в помещение въехало Тверское окружное казачье общество во главе с Павловым и Степановым.

Все было хорошо, пока не пришло время платить за аренду. Руководители ТОКО развели руками и ясно дали понять: они не намерены помогать нам в решении финансовых вопросов. Вместо сотрудничества и поддержки мы получили нож в спину. Сейчас на обществе висит долг за аренду, который вместе с набежавшими пени составляет 1 миллион 600 тысяч рублей. Мы четыре раза просили депутатов Тверской городской Думы освободить ТСКО от арендной платы, напоминали, что работаем не для себя – для города и горожан. Вопрос рассматривался на заседаниях, но каждый раз мы получали отказ.

Замечу: те люди, которые вогнали общество в долги, не ударили палец о палец, чтобы разрешить ситуацию. Складывается впечатление, что Павлова и Степанова она более чем устраивает. Такое чувство, осознанно и целенаправленно подталкивают к финансовому банкротству: нет общества – нет проблем. А причина проста: мы отказались поступаться казачьими принципами в угоду отдельным карьеристам, живущим по закону «разделяй и властвуй». Тверское казачье станичное общество им как кость в горле. Нас не только наказали рублем, но и замучили разного рода проверками – мы их, кстати, все до единой успешно прошли.

А ведь проверять, на мой взгляд, нужно вовсе не ТСКО, а «заказчиков» рейдерской атаки. Вдумайтесь только: мы входим в состав Центрального казачьего войска через Западный казачий округ и представляем в этом округе город Тверь и Калининский район. Ситуация абсурдная: мы ведем активную работу в Твери и Тверской области, а формально, юридически не имеем никакого отношения к родному региону. Почему так получилось, спросите вы? Отвечу: по логике вещей, мы должны входить в Тверское казачье окружное общество. Но оно нелегитимно, поскольку по суду до сих пор не закрыта организация-дублет – Тверское отдельское казачье общество. Устав Тверского казачьего окружного общества не согласован ни с войсковым атаманом, ни с губернатором Тверской области, и поэтому не может через государственный реестр казачьих войск взаимодействовать с государственными органами Тверской области. А значит, с точки зрения права, такого общества просто не существует.

Подведу итог моего невеселого рассказа: ТСКО давили и прессовали со всех сторон. Нас очень хотели загнать в угол, сначала превратить в «карманных» казаков, а потом попросту уничтожить организацию. Но мы выстояли и стали еще сильнее.

- Чем же занимались все это время казаки? Ведь на беготню по судам и думским заседаниям, на отбивание рейдерских атак нужно много сил и времени.

- Тверское станичное казачье общество работало и работает в соответствии с утвержденной программой патриотической деятельности. Мы участвуем в Верхневолжском крестном ходе, охраняем храмы в дни православных праздников, помогаем в организации крещенских купаний, несем службу в День Победы. Побывали даже в Москве – на мероприятиях у Храма Христа Спасителя.

Это только часть нашей работы. А ведь мы еще активно взаимодействуем с УВД по Тверской области и с УФСИН – я, кстати, являюсь председателем общественного Совета Заволжского района Твери при УФСИН. Объездили почти все тюрьмы, ведя просветительскую работу среди заключенных.

Казаки Тверского станичного общества регулярно отправляются в школы – мы рассказываем подрастающему поколению о казачестве и православии, о наших традициях и обычаях, о важности здорового образа жизни и о многом другом. Школа № 30, № 41, интернат № 3, лицей № 41 – это далеко не полный список образовательных учреждений, с которыми мы сотрудничаем.

Мы обязательно продолжим эту работу, в том числе в рамках недавно выигранного гранта от тверского муниципалитета. Он будет потрачен на патриотическое воспитание молодежи. В проекте запланированы встречи школьников с ветеранами Великой Отечественной войны и боевых действий, приуроченные к нескольким памятным датам. Это наш вклад в сохранение исторической памяти, в восстановление связи поколений, которая на глазах утрачивается.

- Почему об этом не рассказывается в тверских средствах массовой информации? Почему на поверхность выходят только скандалы и распри руководства?

- Вопрос стоит задать тому же Александру Степанову, который частенько появляется в тверских редакциях, но почему-то умалчивает об успехах и достижениях казаков. Информационная политика – прерогатива регионального казачьего руководства. Судите сами, что это за политика и какие цели она преследует. Кстати, Степанов недавно был выведен из состава руководства ТОКО. Более того, был выведен из казаков по совокупности всех своих «заслуг». Но не успокоился и, похоже, не сделал никаких выводов из случившегося. Степанов развивает бурную деятельность, плетет интриги и сеет распри с удвоенной энергией.

Я могу понять тверских журналистов, не спешащих рассказывать о тверском казачестве. Если мы, казаки, начинаем путаться в многочисленных обществах и атаманах, которые из года в год воюют друг с другом, что и говорить о людях посторонних? СМИ дистанцируются от проблем казачества, чтобы ненароком не угодить в самую гущу интриг. Вот к чему приводит пресловутый принцип «разделяй и властвуй», которым руководствуются отдельные начальники от казачества.

- Все были удивлены, что в обсуждении инцидента у «Морозов-Холла» не приняли участие тверские казаки...

- Некоторые высказались по этому поводу, но как рядовые граждане. Из-за описанной мной ситуации тверскому казачеству сейчас сложно сосредоточиться на решении глобальных, серьезных проблем. Не до жиру – справиться бы с текущими делами и не попасть под пресс собственного руководства.

Но если говорить об упомянутой вами ситуации, то вклад казачества в урегулирование межнациональных конфликтов – это охрана правопорядка. Не важно, кто является зачинщиком разборок: на вид будем ставить всех, вне зависимости от национальности. Ведь ясно, что кулачными методами порядок не наведешь и в драках мир не рождается. Могу сказать одно: казачество никогда не оставалось в стороне от решения так называемого национального вопроса. Нам также предстоит эта важная и непростая работа.

- Но вернемся к событию, о котором было упомянуто в начале беседы. 8 июня пройдет отчетно-выборный круг Тверского станичного казачьего общества. На нем будет не просто избран атаман общества и товарищ атамана – будет обсуждаться будущее тверского казачества. В каком направлении, на ваш взгляд, нужно вести работу над ошибками?

- Многие деятели от казачества, обзаведясь лампасами и войдя в руководство казачьих организаций, путают казачью демократию с вертикалью власти.

Вертикаль власти строго иерархична: в ней есть начальники и есть подчиненные. Казачество устроено иначе: власть здесь распределена по горизонтали, а не по вертикали. У любого казачьего общества есть правление во главе с атаманом. Каждый атаман входит в Совет атаманов. И есть Совет старейшин, куда входят самые авторитетные, самые уважаемые и опытные казаки. Приказы атамана нелегитимны до тех пор, пока с ним не согласится правление, Совет атаманов, Совет старейшин. Для выборов есть круг, где каждый казак имеет право голоса и право на высказывание. Для оценки отдельных действий существует Суд чести. Он оценивает поступки казаков с точки зрения вековых традиций и принципов казачества.

Это мудрая и, может быть, самая демократичная в мире система управления, в которой все решается коллегиально, а не единолично. Попытки насильственно привить казачеству милую сердцу некоторых вертикаль каждый раз заканчивается печально: у руля оказываются ряженые, мечтающие о власти и больших деньгах.

Вы удивитесь, но Совет атаманов всячески игнорирует Совет старейшин. Опытных, уважаемых казаков не посвящают в «тайны мадридского двора». С ними не обсуждают планы и решения руководства, а ведь все должно быть с точностью наоборот.

Но консолидация, о которой мы будем говорить на круге, – это, конечно, не структурные и не административные реформы. Консолидация, объединение должны происходить не на бумаге – в головах. Пора вспомнить о традициях казачества, о целях и задачах нашей службы. Мы нужны государству, области, городу, а значит, пора забыть о распрях и раздорах, ведь есть вещи поважнее. Да, из-за некоторых, скажем так, темных личностей тверское казачество понесло серьезные репутационные потери. Но все в наших руках: если мы будем объединены общей целью и засучив рукава займемся охраной порядка, воспитанием молодежи, пропагандой спорта, урегулированием межнациональных отношений, о нас будут говорить не с иронией – с благодарностью.

Замечу: так думаю не только я – о консолидации говорят многие представители тверского казачества. Как рядовые казаки, так и атаманы. Взаимопонимание, осознание единства тверского казачества уже есть. Дело за малым – за жизнью в мире и общими делами на благо Твери и Тверской области.

Край справедливости

Рубрика: Центральный федеральный округ